Featured In

This Issue

Стояло лето 1972 года, и я со своими студентами отправился в Польшу, которая тогда еще была за железным занавесом. В курс обучения входила марксистская теория, и мы хотели увидеть некоторые из ее плодов на практике.

Въезжая на территорию Восточной Германии, я ощутил волнение: прежде мне не приходилось пересекать Берлинскую стену. Нейтральная полоса, отвратительного вида тюремные укрепления, разделяющие Западную и Восточную Германию, – от всего этого бежали мурашки по коже.

Но особенно жуткое чувство я испытал на территории концентрационного лагеря Освенцим на юге Польши. Я видел на фотографиях груды человеческих волос, зубов, очков; видел газовые камеры, где были безжалостно уничтожены тысячи невинных жертв. Было лето, но птицы не пели. В воздухе витала смерть. Польский юноша, наш гид, прошептал: «В этом лагере погибли мои бабушка и дедушка. Мой долг – делать все, чтобы люди знали, что здесь творилось».

Основополагающий вопрос

Три года спустя мы с женой отправились в гости к нашей подруге по переписке – Доротее. Она жила в Восточной Германии, и сама приехать к нам в гости не могла – это ей, разумеется, было запрещено. Снова нейтральная полоса, снова Берлинская стена – и сердце мое сжалось.

С тех пор мы приезжали в ГДР еще много раз. Однажды мы спросили Доротею: «Как ты считаешь, что-то меняется к лучшему?» Она ответила кратко: «Нет», но отчаяние в ее глазах было более чем красноречивым.

Думаю, мы можете представить себе, сколько радостных слез было пролито в ноябре 1989 года, когда Берлинская стена все-таки рухнула! Тюремные двери распахнулись, и наши друзья вырвались на свободу!

И все же в глубине остался один основополагающий вопрос.

Я видел, к каким ужасным последствиям привел целую страну нацизм. Я видел и не менее мрачные и зловещие последствия коммунизма. Почему стольким людям пришлось испытать столько зла?

Общий знаменатель

В годы, прошедшие с моей первой поездки в Польшу, я пытался осмыслить марксизм и нацизм. Каким образом сформировались эти две философии, послужившие обоснованием и оправданием ужасных деяний, последствия которых мне довелось наблюдать? Я искал некий общий знаменатель.

Я выяснил, что марксизм претендовал на роль научного мировоззрения. Он был основан на социально-экономической теории, которая, как считалось, отражала подлинную историю жизни. В центре этой теории была классовая борьба между владельцами средств производства (капиталистами, или «буржуазией») и рабочим классом («пролетариатом»), этих средств лишенным.

Зло, согласно социалистическому мировоззрению, – это угнетение рабочего класса буржуазией. Теперь, когда Маркс просветил человечество относительно «подлинной истории жизни», люди могут взять эту историю в собственные руки и ускорить «природу», стремящуюся к главной цели – мировой революции, которая очистит мир от этого «зла» и создаст на земле социалистическую Утопию.

Гитлер, как я выяснил, придерживался сходного мировоззрения. Это ясно следует из его книги Mein Kampf («Моя борьба»). Он считал, что люди, подобно животным и растениям, ведут постоянную борьбу за выживание. Пиком истории человечества будет выживание наиболее приспособленных – таковыми он считал «арийскую расу», воплощением которой для него были немцы.

И Гитлер, и Сталин с невероятной жестокостью и безжалостностью последовательно воплощали эту «научную» логику в жизнь. Это же делал и Мао Цзе Дун, тоже погубивший бесчисленные миллионы своих соотечественников-китайцев ради воплощения утопической марксистской мечты. И они убедили в своей правоте не только себя, но и миллионы других – обычных людей, таких, как мы с вами.

Но откуда же они почерпнули эти идеи? Какова «научная» основа этого зла?

Особый взгляд на мир

Мировоззрение Гитлера, Маркса, Сталина и Мао не было сформированы ни немцем, ни русским, ни китайцем. Его родоначальником был англичанин – Чарльз Дарвин.

Основы этого мировоззрения заложила книга Дарвина «О происхождении видов путем естественного отбора, или сохранение наиболее благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь» (1859). Каждый из упомянутых вождей применил принцип «выживания наиболее приспособленных» к собственной ситуации. Для Маркса и Сталина это была классовая борьба; для Гитлера это была расовая борьба. А поскольку дарвинизм свел на нет авторитет Библии в вопросе о происхождении жизни, из него логичным образом вытекало, что они вовсе не обязаны держать ответ перед Богом за массовые убийства, совершенные ими в ходе воплощения этих идей. Впрочем, у них было оправдание – дарвинизм. Если нет абсолютных стандартов добра и зла, власть имущие ни перед кем не несут ответственности. Кто сильнее, тот и прав.

По мере своего распространения и усвоения обществом дарвинистское эволюционное мышление не только оказывало определяющее воздействие на деятелей, подобных Марксу и Гитлеру, но и становилось «научной» парадигмой для оправдания их деяний «во благо» всего человечество.

Устрашающая мечта

В течение многих лет неоднократно посетив ГДР, Польшу, Чехословакию и Венгрию, я уже привык к виду мрачных и безликих панельных многоэтажных домов, из которых состоят районы на окраинах городов. Недавно я побывал в Румынии и не удивился, увидев такой же район в столице этой страны, Бухаресте, который когда-то называли «маленьким Парижем».

Следы разрухи и запустении были ужасны – не только на окраинах, но и в самом центре города. Я разговаривал с женщиной, чем дом снесли, чтобы проложить главный проспект, ведущий к так называемому Дворцу народа – на самом деле это был дворец ныне покойного коммунистического диктатора Николае Чаушеску.

Я шел по этой культурной пустоши, не в силах выразить словами глубину своей тоски. Я видел собственными глазами, к чему привело дарвинистское мышление в интерпретации советского диктатора Сталина, а вслед за ним – румынского тирана Чаушеску, как оно сказалось на жизни еще одного народа и еще одной страны.

Все они были неправы

В воскресный день в Бухаресте я поделился этими мыслями с группой румын-христиан. Я, англичанин, выразил огромнейшее сожаление по поводу того вреда, который нанес миру один из моих соотечественников.

Гитлер был неправ. Сталин был неправ. Чаушеску был неправ. Теория Дарвина, на который все эти диктаторы строили свои деяния, оказалась неверна. Свидетельства тому были у меня перед глазами: прискорбное воздействие, которая она оказала на жизни каждого, с кем мне довелось говорить. Для этих людей это было не любопытная теория, но жуткая практика.

Однако я смог сказать им и о Том, Кто оказался прав – не только в теории, но и на практике. Он понимал подлинную историю мира и подлинную природу жизни, потому что Он сотворил жизнь и мир (Иоан. 1:1–3).

Я веду речь об Иисусе Христе, Боге во плоти (Иоан. 8:58). Он пришел на землю удостоверить и исполнить обетования, данные Им ранее. Он не только выполнил все, что обещал, но и даровал человечеству надежду на то новое и прекрасное, чему еще предстоит свершиться, – и подтвердил это Своим Воскресением из мертвых.

Не из хаоса

В то воскресенье я обратился к фрагменту из десятой главы Евангелия от Иоанна, где Иисус сказал: «Истинно, истинно говорю вам… Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить. Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком» (Иоан. 10:1–10).

Иисус – это Слово (Иоан. 1:1), говорившее к миру с самого начала: В начале сотворил Бог небо и землю… И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его... И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма… Так совершены небо и земля и все воинство их» (Быт. 1:1, 27, 31, 2:1).

Мы не возникли из хаоса и не движемся по пути «выживания наиболее приспособленных» к выдуманной нами же утопии. Наш путь ­– от совершенства к страданиям из смерти из-за грехопадения наших прародителей, которые отвергли Бога – так же, как много лет спустя поступил Дарвин, а вслед за ним Гитлер, Сталин, Чаушеску…

Все они были неправы в том, что касалось пути, пройденного человечеством. Об их неправоте свидетельствует крах и идеалов. Но Иисус был прав, и об этом говорят благие плоды Его жизни.

Они ошибались и в том, что касается будущего. Мечту о прекрасном будущем дано исполнить не человеку, а Богу. История движется к дню Господню, к обетованным новым небесам и новой земле, которые учредятся, когда исчезнет смерть и погибнет все старое (2 Пет. 3:10).

Все, кто любит Иисуса, ждут Брачного пира Агнца (Отк. 19); все нынешние бракосочетания и празднества – лишь слабый отсвет того, грядущего. Новые небеса и новая земля станут домом для всех, кто любит Иисуса и хочет в полноте блаженства пребывать с Ним в вечности. Тогда будут утерты все слезы – даже слезы погибших в Освенциме и Бухаресте.

Теория эволюции и социальное зло

Карл Виланд

Креационисты утверждают, будто теория эволюции вызвала моральное разложение, геноцид и т. д.? Нет, это не совсем так. Конечно, в первую очередь во всех этих бедах виновно грехопадение человека. Но эволюционная мысль, пропитав собою все общество, неизбежно ведет к росту последствий грехопадения в той или иной форме. Например, с потерей общих представлений о морали исчезли и общие ограничители. Если все мы в ответе перед библейским Богом, Который сотворил нас (и Которому мы принадлежим), тогда имеет смысл говорить о моральных абсолютах: неизменных правилах неизменного Бога.

В последовательном эволюционном мировоззрении нет и быть не может неизменных правил; есть только что, что удобно обществу или отдельному человеку. Нет и принципиального различия между людьми и животными – или людьми и растениями, или людьми и минералами. Потому-то Сталин и сравнивал, как утверждают, убийство миллиона людей с покосом травы на лугу. Этот леденящий кровь подход вполне согласуется с материалистическим мировоззрением (в мире нет ничего кроме материи, и все мы – лишь эволюционировавшие скопления атомов).

Все это не означает, что все эволюционисты ведут себя аморально, а все креационисты – высоконравственно. Но, поскольку аморальность логически согласуется с теорией эволюции и не согласует с библейским христианством, эволюционное мировоззрение предлагает куда более плодородную почву для всевозможных проявлений греха. Вот почему ныне покойный знаменитый эволюционист Стивен Джей Гулд писал, к примеру, что грех расизма возрос на много порядков, поскольку обоснованием и оправданием ему служила теория Дарвина. Дарвинисты – противники расизма, включая и самого Гулда, негодующе восклицают, что это – извращение дарвинизма. Но ведь оно логически согласуется с исходными посылками Дарвина.

Гулд, несмотря на свои материалистические убеждения, был все же сотворен по образу Божьему, наделен совестью и воспитан в обществе, основанном на иудеохристианской морали. Он мог заклеймить деяния Гитлера как безнравственные (возможно, будучи евреем, он переживал эту безнравственность особенно остро), но у него как у материалиста не было рациональных оснований для такого суждения. Гитлер мог бы ответить ему: «По каким стандартам я поступаю аморально? Я делаю то, что приносит пользу моей расе в эволюционной борьбе против вашей расы, и то, что я делаю, согласуется с моей верой в эволюцию». Если же такие ужасные вещи творит христианин, то его деяния не согласуются с верой, которую он, по его словам, исповедует.

На Нюрнбергском процессе Геринг сказал, что нацисты не сделали ничего дурного, если судить по их собственным законом, а перед трибуналом предстали лишь потому, что проиграли войну. Возражая на это, обвинитель Джексон апеллировал к некоему «всеобщему закону»; но это имело смысл делать лишь в том случае, если существует Творец-Законодатель! Таким образом, если дарвинистское мировоззрения разделяет достаточно много людей, можно не сомневаться, что безнравственность и жестокость в этом мире будут только возрастать. Это ясно показал XX век – век Сталина и Гитлера, Мао Цзе Дуна и Пол Пота. Конечно же, человечество и раньше знало разнообразные зверства и несправедливые «религиозные» войны. Однако во имя идей, вдохновленных теорией эволюции, было убито (преимущественно собственными правительствами) больше людей, чем во всех войнах, религиозных и прочих, за всю предыдущуюю историю человечества.

Хроника террора, порожденного эволюционным мировоззрением

1860. Карл Маркс. «Духовный отец» коммунизма, Маркс был ярым сторонником Дарвина и объединял свои социальные и экономические идеи с принципами эволюционизма. Маркс писал, что книга Дарвина содержит «естественноисторическую основу для наших взглядов». Его ученик Ленин устроил в России кровавый террор – эпоху его правления часто описывают выражением «реки крови».

1918. Лев Троцкий. Фанатичный приверженец дарвинизма и марксизма, коммунистический деятель Троцкий был при этом непримиримым противником христианской церкви. Он говорил, что «отравлен» идеями Дарвина и что Дарвин для него – как могущественный привратник у входа в храм вселенной. Он чувствовал себя вправе достигать политических целей любыми средствами, потому что Божьи законы не были для него преградой, а теория эволюции, напротив, служила оправданием.

1930. Иосиф Сталин. Самый страшный массовый убийца в истории человечества учился в тифлисской богословской семинарии. Один из его друзей вспоминал потом, что Сталин стал атеистом после того, как прочел Дарвина. В возрасте девятнадцати лет он был исключен из семинарии за революционную деятельность. Поняв, что теория эволюции не заключает в себе никаких оснований для совести и морали, он почувствовал, что ради достижения своих коммунистических целей волен сколько угодно пытать и убивать.

1940. Адольф Гитлер. Его расовая и социальная политика были построены на эволюционных идеях выживания сильнейших, то есть, как в заголовке книги Дарвина, «наиболее благоприятствуемых пород» (или рас). Правление Гитлера привело к гибели шести миллионов евреев, а также огромного числа цыган, чернокожих, умственно отсталых и других групп людей, которых он считал неполноценными и, следовательно, недостойными права на жизнь. Свои указы по истреблению людей Гитлер оправдывал эволюционной «наукой» евгеникой.

1975. Пол Пот. Смерть камбоджийского лидера Пол Пота в 1998 году положила конец преступным деяниям одного из самых жестоких массовых убийц. С 1975 года он возглавил движение красных кхмеров и развязал геноцид против собственного народа, беря пример со Сталина и печально известного Мао Цзе Дуна. Известно, что любимыми авторами «председателя Мао» были Дарвин и его ученик Гексли.

Американские эволюционисты: по примеру Гитлера?

Джонатан Сарфати Об ужасах нацистской Германии хорошо известно. А вот о том, что и у союзников были схожие программы, мало кто знает, потому что их держали в строгом секрете. Известный журналист Эдвин Блэк (Edwin Black) провел свое расследование и в книге «Война против слабых: евгеника и американская компания по созданию расы господ» (“War Against the Weak: Eugenics and America’s Campaign to Create a Master Race”) подробно и доказательно, с публикацией документов, поведал о широкомасштабной американской программе по селекции насильственной стерилизации.1

Евгеника – это применение принципов теории эволюции для выведения новой, лучшей человеческой расы. Основоположником евгеники стал Френсис Гальтон, родственник Дарвина (1822–1911). В США идеи Гальтона подхватил Чарльз Дэвенпорт (1866–1944), основавший в 1910 году архив евгеники, который возглавил Гарри Лафлин (1880–1943), правая рука Дэвенпорта.

Постепенно евгеника получила поддержку таких известных персон и организаций, как президент Вудро Вильсон, Фонд Рокфеллера, Маргарет Сангер (основательница организации «Планирование семьи», выступавшей в защиту абортов), юрист, член Верховного суда США Оливер Уэнделл Холмс. Поддержали ее и некоторые из самых богатых американцев, в том числе Институт Карнеги, Фонд Рокфеллера, железнодорожный магнат Эдвард Генри Гарриман. В главном учебнике по евгенике, Hunter’s Civic Biology, открыто излагалась идея расового превосходства. Это был тот самый учебник, право преподавать по которому отстаивал так называемый «Американский союз защиты гражданских свобод» на бесславном процессе Скоупса в 1925 году!

Шокирующими результатами программы по евгенике стали законы двадцати семи штатов против так называемых «смешанных» браков, программы по селекции людей, насильственная стерилизация более 60000 граждан США и даже эвтаназия! Евгенику разрешил даже Верховный суд США, который когда-то объявил, что рабы – не люди, а сейчас отказывает эмбрионам человека в праве считаться людьми.

Идеи и финансирование американских специалистов по евгенике стимулировали аналогичные исследования в Германии. Кульминацией этих работ стали чудовищные эксперименты Йозефа Менгеле на узниках фашистского концлагеря Освенцим. Правда, здесь Блэк преувеличивает влияние американской евгеники на евгенику фашистскую, поскольку не видит их «общего предка» – а именно, дарвиновской теории эволюции. Немецкие дарвинисты, начиная с одиозной фигуры Эрнста Геккеля, известного своими подделками изображений эмбрионов,2 яростно выступали против иудеохристианской этики святости человеческой жизни. Они подменили ее моральным релятивизмом (столь популярным у нынешних либералов), сделав исключение лишь для одного «абсолюта» – эволюционистского принципа выживания наиболее приспособленных. Это подробно и доказательно изложено в книге From Darwin to Hitler: Evolutionary Ethics, Eugenics, and Racism in Germany («От Дарвина до Гитлера: эволюционная этика, евгеника и расизм в Германии»), написанной Ричардом Вейкартом (Richard Weikart) – профессором современной истории Европы из Университете штата Калифорнии в Станислаусе.

И хотя евгеника дискредитирована ужасами Холокоста, Блэк предостерегает, что она возродилась под новыми именами – «генетика человека» и «генетическое консультирование» – и что идеи ее по-прежнему широко распространены. Но Блэк по политическим убеждениям – либерал, и поэтому он, к сожалению, не понимает, что та же псевдонаука (теория эволюции), которая породила и американскую, и немецкую евгенику, глубоко укоренена в современных средствах массовой информации и системе образования.

Ссылки

  1. Four Walls Eight Windows, New York / London, 2003.
  2. See www.answersingenesis.org/embiyonio.
  3. Palgrave Macmillan, New York, 2004.

Перевод А. Мусиной
20 мая 2005 г.